Статьи

Главная страница  >>   Новости





В 2001 г. Журнал euromoney признал банковскую систему казахстана наиболее
прогрессивной на пространстве снг. Решение авторитетного издания было связано с проведенной в быстрые сроки консолидацией капитала казахстанских банков и разумным финансовым законодательством. Сейчас казахстан лидирует среди государств бывшего ссср по среднему размеру совокупного капитала, приходящегося на один банк (около $12 млн) , в стране создана система гарантирования вкладов, принята программа перехода банковской системы на международные стандарты. Прогресс многие наблюдатели связывают с фигурой председателя национального банка республики казахстан григория марченко, возглавившего нбрк в октябре 1999 г.

В интервью "ведомостям" марченко рассказал о казахстанском опыте реформирования банковской системы, о своем видении проблем, стоящих перед российским банковском сообществом, и о перспективах экономического развития стран снг.

Григорий александрович марченко родился в 1959 г. Окончил московский государственный институт международных отношений. С 1992 по 1994 г. Работал помощником вице-президента казахстана, с 1994 по 1996 г. - Заместителем председателя нбрк. С ноября 1996 г. Занимал должность председателя национальной комиссии рк по ценным бумагам, затем - президента оао "дб секьюритиз (казахстан) ".

- Финансовая система, выстроенная в казахстане, доказывает, что и в россии, и в других республиках снг все могло быть лучше, чем сейчас. Ваше банковское сообщество ушло в своем развитии далеко вперед, а все вопросы, о которых спорят в россии, - в частности, консолидация капитала и введение системы гарантирования, - давно решены. Очевидно, что далось это нелегко. И в то же время вы не производите впечатление человека, напряженно думающего над решением глобальных проблем.

- Когда я только занял свое кресло, президент мне сказал о необходимости сбрить бороду - должность обязывает. Пришлось согласиться, но я сказал, что отращу ее обратно, когда объем банковских вкладов вырастет до $1 млрд.

Сейчас можно констатировать, что обещание выполнено: в августе объем вкладов превысил необходимый уровень. Теперь снова можно отращивать.

Главной причиной успеха я считаю введение системы гарантирования, которую мы сделали за два месяца. В начале декабря 1999 г. Мы внесли законопроект в правительство, два месяца ругались с ним, но президент помог, продавил, и за полтора месяца - в марте 2000 г. - Закон был принят, и система начала работать. В итоге у нас за два года практически четырехкратный рост вкладов населения в долларовом эквиваленте.

- Насколько велик объем гарантийного фонда?.

- Сейчас у него более 2 млрд тенге активов - это порядка $16 млн. Мы создали этот фонд за счет собственных средств, внесли туда миллиард и определили уровень взноса, который банки - участники фонда должны делать.

Сейчас те деньги, которые находятся у фонда, вкладываются в государственные ценные бумаги, приносят проценты.

- Были какие-то прецеденты выплат?.

- Пока нет. У нас даже пресса на эту тему пишет, что было бы хорошо, чтобы какой-нибудь маленький участник обанкротился: нацбанк бы тогда рассчитался, и все бы увидели, что система работает. Но я считаю - это немного людоедский подход. Наоборот, наша задача методами надзора обеспечивать, чтобы никто из банков - участников фонда в такую ситуацию не попал.

Еще один важный момент успеха: мы принимали закон о создании фонда страхования депозитов параллельно с ужесточением законодательства о банковской тайне. Речь идет о том, что сведения об остатке на счете или о движении по счету могут предоставляться правоохранительным органам только в том случае, если есть официально возбужденное уголовное дело и санкция прокуратуры, чтобы не было произвола. Мы внесли изменения в 14 законодательных актов, поэтому у нас банковская тайна реально обеспечивается. Я считаю, что эта схема полностью соответствует европейским стандартам.

- А как все это соотносится с борьбой против отмывания денег?.

- Тут нет никакого противоречия. Если есть информация, которая позволяет правоохранительным органам возбудить дело против этого человека, тогда они, соответственно, идут в прокуратуру, прокуратура (если видит, что это убедительная информация или сведения вполне достаточны) дает санкцию, и банк всю эту информацию предоставляет.

- Вы не считаете, что это длительный процесс?.

- Если человек сразу привозит наличными более $10 000, тогда банки должны об этом сообщать. Но если человек в течение нескольких лет копил, откладывал, по $500 приносил и у него накопилось в результате $15 000, то это вовсе не повод для того, чтобы на него наезжали налоговики. Когда я пришел, у нас вклады населения были $311 млн. А сейчас - $1,2 млрд. Потому что меры сработали именно в совокупности: с одной стороны - создание фонда, с другой - ужесточение законодательства о банковской тайне.

- У вас есть какие-нибудь оценки, сколько сбережений в виде валюты находится на руках у населения?.

- Безусловно. Когда мы все это начинали, на руках, по нашим оценкам, было $1,5 млрд наличными. Сейчас, по нашим оценкам, $1,2 млрд находится в банковской системе и где-то $800 - 900 млн еще на руках. Мы предполагаем, что процесс притока средств в банки на вклады будет продолжаться еще примерно год.

- Но почему тогда соотношение вкладов и ввп в россии все равно выше, чем в казахстане, - несмотря на отсутствие гарантирования и не такие строгие законы о банковской тайне?.

- Это правда. Но если брать депозиты вообще, то мы россию уже обогнали: у нас сейчас это соотношение составляет 15,5% к ввп. В россии эта цифра где- то 12,5%.

- Получается, от кризиса ваши банки не пострадали? вы им советовали что- нибудь?.

- У нас в гко и так никто не вкладывался, и такого рода рекомендаций мы не давали. Рекомендации давала фондовая биржа своим членам, которыми являются все крупные банки. Но они очень осторожны были после того, как держали корсчет биржи в тверьуниверсалбанке. Я в лондоне в ноябре 1996 г. Выступал и сказал, что российский рынок гко - это пирамида, которая обвалится в октябре 1998 г. Почему я говорил про октябрь - потому что в сентябре всегда идет очень большой сезонный спрос на доллары, и если бы они это не сделали в августе, то пришлось бы делать осенью. Россию могли спасти только цены на нефть в $30 за баррель, но этого было нереально ожидать.

- В россии очень остро стоит проблема консолидации капитала. Как справились с этим вы - ведь у вас за несколько лет система "усохла" по количеству банков в четыре раза с более чем 200 кредитных организаций?.

- У нас сейчас 44 банка, из которых пять преобразуются в кредитные товарищества, т. Е. Реально работающих банков - 39.

- Каков рецепт?.

- Рецепт очень простой и состоит из трех составляющих.

Первое - это внедрение международных стандартов, бухгалтерского учета, надзора и аудита. Это тяжело начинается, идет дикое сопротивление. Но когда они привыкают - те, кто выжил, - то начинают это правильно понимать.

Второе - создание конкурентной среды. С 1994 г. Мы "впустили" иностранные банки. У нас из 39 банков 16 иностранных, и на них приходится 25% капитала и около 22% активов банковской системы. При этом последние два года их доля снижается. То есть казахстанские банки с ними совершенно свободно могут конкурировать. Конечно, у нас бывают ситуации, что клиенты из казахстанских банков переходят в западные, но еще больше ситуаций, когда клиенты из западных банков переходят на обслуживание в казахстанские.

- Ограничений нет по уровню иностранного капитала?.

- Есть - 50% , но они его пока не выбрали. При этом в законе написано, что, если придет банк, который будет развивать те продукты, которых сейчас на рынках нет, тогда мы можем дать разрешение и выдать лицензию сверх квоты.

Но вряд ли это произойдет, потому что не очень понятно, на чем крупный банк, если он захочет прийти, будет зарабатывать деньги.

- Вы не назвали третью составляющую успеха.

- Третья составляющая - это надзор, т. Е. Система лицензирования и регулирования. Нужно дать четкие ориентиры, определить банки по достаточности капитала. Вот то, что в россии делается или во всяком случае предполагается, - это совершенно правильно. У нас для того, чтобы создать новый банк, нужно 2 млрд тенге, или порядка $15 млн. Это значит, что дешевле купить действующий банк.

- Вы для действующих банков тоже установили нормативы капитала?.

- Безусловно, но для действующих - это 1 млрд тенге, а для вновь создаваемых - 2 млрд. И поэтому последние пару лет, если кто-то хочет банк, он не создает новый, а вкладывает новые деньги в старый банк, испытывающий проблемы. И у нас не возникает особых вопросов: за последние два с половиной года было всего две принудительные ликвидации. В целом банковская система стабильна, но мы к этому пришли только сейчас. Потому что в 1993 г. У нас было 230 банков, из которых больше половины по сути банками не являлись. И понятно, что это было огромное количество судебных исков, и мы их иногда проигрывали в верховном суде по субъективным причинам. Но это та борьба или тот процесс, который нужно пережить.

- В 1998 г. , Когда банк россии тоже собирался вводить норматив для уставного капитала действующих банков, поднялась сильная волна противодействия. Говорили, что мелкие банки, которые обслуживают регионы, заменить будет некем. Насколько эта проблема проявилась у вас после ликвидации такого количества кредитных организаций?.

- Была абсолютно та же самая аргументация. Мы сказали: вот объем кредитов малого бизнеса - реально 70% кредитования малого бизнеса проводят крупные банки через свою филиальную сеть. А все разговоры про мелкий банк, который кредитует своих вкладчиков, несостоятельны. Мелкий банк по определению не может предоставить всего перечня услуг, который клиенту нужен.

- Но есть же не только кредитование, но и другие банковские услуги. Простые расчеты, например.

- В любом случае в отдаленных районах кроме нашего сбербанка никого и так не было. Поэтому сейчас мы параллельно с приватизацией народного сберегательного банка собираемся развивать государственную почтовую сберегательную систему на базе почты. В долгосрочном плане это единственная альтернатива приватизации любого сберегательного банка. Потому что в отдаленном ауле частные акционеры моментально закрывают убыточные филиалы.

- И вы будете практически восстанавливать сбербанк?.

- Нет, там немного по-другому. Никакой банковской работы эти организации делать не смогут. Никакой кредитной деятельности. Они могут привлекать депозиты, вкладывать свободные деньги в государственные ценные бумаги. Но самое важное - это их агентская функция. Они могут выполнять функции агента для целого ряда банков, страховых компаний, брокерских фирм. Это оптимальная система для такой страны, как наша, которая имеет очень большую территорию и маленькое население. Потому что c экономической точки зрения еще ближайшие лет сорок невозможно будет иметь банковские филиалы в каждом конкретном населенном пункте.

- Эта структура не будет убыточной?.

- Почта в любом случае должна работать. У них, конечно, будет перекрестное субсидирование. Какие-то функции у них будут убыточные, какие-то будут рентабельные. Есть доходность по государственным ценным бумагам. Она сейчас составляет в среднем 8%. Они очень просто объявляют депозиты 5% и на 3% маржи могут эту часть спокойно поддерживать. Плюс, если они будут хорошо выполнять агентские функции, они будут на этом зарабатывать комиссионные.

Доставка почты сама по себе может быть убыточной, а этот финансовый кусок убыточным не будет.

- Возникает впечатление, что вы сделали у себя все, что только запланировано нашей еще не принятой стратегией. Вы можете сказать на основе своего опыта, насколько наши реформаторы правильно все делают?.

- Мы за этой дискуссией очень внимательно следили. Но должен отметить, что мы всегда институционально поддерживаем цб россии из корпоративного духа - это традиция такая. В целом направление реформы для всех уже давно очевидно. Но всегда все упирается в практические моменты. Например, ужесточение требования капитала. Сразу вопрос - насколько высоко ставить планку и насколько длительным должен быть переходный период. У нас были очень тяжелые бои. Когда мы написали проект закона о банках в 1995 г. , Банки к нам пришли и сказали: "если вы примете этот закон, то нужно все коммерческие банки закрыть и восстановить старую систему одного госбанка".

Мы с ними три месяца обсуждали и в результате приняли закон, который на 95% был такой, как мы хотели, но они его уже полностью поддержали. Не потому, что закон изменился, а потому, что мы им смогли объяснить, что это не наша прихоть, а международный стандарт. И теперь они, когда съездят куда-нибудь на украину или в узбекистан, приезжают и мне начинают рассказывать, как у нас хорошо. Этим все должны переболеть. Банк - это общественный финансовый институт. Он по определению должен быть достаточно крупным.

- У вас довольно динамично растут золотовалютные резервы. В чем причина?.

- Это отчасти вызвано ценами на нефть, но у нас сейчас последние пять месяцев золотовалютные резервы собственно нацбанка растут не сильно. Мы создали так называемый национальный фонд, у которого есть две функции.

Первая - стабилизационная, а вторая - это сбережения для будущих поколений.

Мы взяли среднюю цену на нефть за последние пять лет - это $19 за баррель - и все поступления, которые идут в республиканские областные бюджеты, когда цена выше этой, направляем в этот национальный фонд. Сейчас там $1,19 млрд.

Это счет министерства финансов в национальном банке, которым мы управляем.

100% средств фонда вкладывается за границей: 60% - инструменты с фиксированным доходом и 40% - акции. Это одна из основных причин, почему инфляция в казахстане намного ниже, чем в россии. У нас сейчас общий объем денежной массы м3 в долларовом эквиваленте составляет где-то $3,5 млрд, а в национальном фонде почти $1,2 млрд. Мы четверть денежной массы стерилизовали через этот национальный фонд. Если бы мы все нефтедоллары скупали и выпускали тенге в обращение, то у нас, с одной стороны, росли бы резервы, а с другой стороны - росла бы тенговая денежная масса. Это рано или поздно привело бы к росту цен. Но поскольку средства из национального фонда тут же инвестируются за границей, происходит стерилизация. У нас за последние 12 месяцев (с 1 октября 2000 г. По 1 октября 2001 г. ) Инфляция составила 8,1%. В следующем году мы ожидаем инфляцию в интервале от 5% до 7%. А россия реально к этому придет года через два, если постарается.

- Обязательного возврата валютной выручки у вас нет?.

- Отменили в ноябре 1999 г.

- Никаких неудобств вы от этого не испытываете?.

- Нет.

- Но в какой-то период поступления валюты в казну снизились?.

- На финансовых рынках все упирается в доверие. Просто все уже успокоились, знают, что есть нацбанк, у которого много золотовалютных резервов. Если кто начинает спекулировать, мы их мигом наказываем и зарабатываем еще на этом немного денег, которые перечисляем в доход бюджета. Пока мы как нацбанк гораздо больше, чем все коммерческие банки вместе взятые, если брать по ликвидным активам. Мы же все время делаем то, что мы обещали, ведем активную разъяснительную работу. Мы обещали, что курс будет стабильный, - он стабильный. Мы обещали, что будет фонд страхования депозитов, - он работает.

- Вас не ругают производители из-за того, что у вас такая низкая инфляция, которая сказывается на конкурентоспособности?.

- Производители выступают. Но, с другой стороны, они видят, что объем кредитования вырос втрое. Доступность кредитов сильно возросла - у нас сейчас ставки по кредитам 14%. Это все равно много, но два года назад они были 21%. Резкое снижение произошло. Просто время нужно.

- Как вы относитесь к идее введения на пространстве снг расчетной валюты, о чем сейчас осторожно начинают говорить?.

- Конечной целью сотрудничества центральных и национальных банков снг должно быть создание единой валюты и объединенного центрального банка. Но это вопрос прежде всего политический, который требует решения парламента, президента. Нужно, как в европе, референдум проводить. Когда эти разговоры идут, мне люди звонят и говорят: мы не хотим от тенге отказываться - это наша национальная валюта, она стабильна. Но нужно делать первые шаги в этом направлении. Казахстанская экономика слишком мала для того, чтобы иметь собственную валюту, - мы все к этому придем лет через пять. Валюта тем более стабильна, чем на больший размер экономики она опирается. Сперва, конечно, все будет нормально, но на каком-то этапе мы можем попасть в ту же ситуацию, что австралия. Когда начнутся такие спекуляции против твоей валюты, что ничего не сможешь сделать. Потому что у валютных спекулянтов денег намного больше. На этот случай нужно согласовывать политику и другие страны подключать, потому что это риски большие.

- То есть к единой валюте придем все равно?.

- Да. Но кто будет входить - это большой философский вопрос. Это может быть евразэс, может быть весь снг, может быть какая-то другая комбинация.

Болгария и румыния, например, по-хорошему должны стремиться не в европейский союз, а в евразийский. Но они пока не торопятся.

- Российско-белорусская валюта может служить здесь каким-то катализатором или примером?.

- Там другая ситуация - когда есть очень большая россия и относительно небольшая белоруссия. А возможность создания единой валюты прежде всего зависит от россии, от ее готовности не доминировать. Потому что если это будут одни разговоры на эту тему, а практически это будет сводиться к тому, что мы фактически хотим сделать рубль новый, а вы идите к нам, то мы на это не пойдем. По финансовому рынку мы продвинуты больше, чем россия. Поэтому не совсем понятно, кто у кого должен учиться.

- Белоруссия достаточно успешно противостоит намерениям цб делать эмиссионный центр на базе банка россии.

- Я и думаю, что на каком-то этапе, если будут разговоры о создании единой валюты, можно сделать единый центральный банк, например в самаре или саратове.

- В какие сроки?.

- Реально мы к этому подойдем лет через пять. Но это моя личная оценка.

Опять же при условии принятия всех политических решений. Сейчас делать какие-то практические шаги по созданию единой валюты бессмысленно.

Техническую работу мы как центральные банки сделаем. Но для того, чтобы начинать серьезно техническую работу, нужно вначале принять серьезные политические решения, а это уже не наша сфера ответственности. Начинать нужно все-таки в сфере торговли товарами, а потом уже переходить к услугам и в целом затрагивать финансовые рынки.

- Валюта снг более реальна, чем вхождение стран снг в евросоюз и введение здесь евро?.

- А что нам делать в евросоюзе, если туда россия не пойдет? мы и вступать в вто должны одновременно с россией и желательно на тех же условиях. Если россия пойдет в евросоюз, в чем я лично сомневаюсь, мы тоже попросимся. Я являюсь сторонником создания единого экономического пространства не на словах, а на деле. Участие в этом могут принять не все страны снг - потому что степень реформированности экономик разная. Россия, казахстан, киргизия, белоруссия, теоретически, может быть, армения. Важную роль будет играть позиция украины. Они пока не хотят, но, насколько я понимаю, это чисто политически. Никто их сильно в европейском союзе не ждет. Когда окончательно примут решение по вхождению, например, польши, венгрии, словении и эстонии и рассчитают общий объем затрат на интеграцию этих четырех стран, то тогда в ес просто вежливо украине объяснят, что она сможет вступить не раньше 2020 г. Если украина хочет так долго ждать, то это ее право. Более перспективным для всех наших стран является создание единого экономического пространства. Те, кто захочет, и те, кто уже готов, может быть 5 - 6 стран, смогут это сделать.

- А не жалко будет такую передовую финансовую систему выравнивать с более отсталыми?.

- У нас народ начинает иногда щеки надувать: вот у нас такой рост вкладов населения. Да, у нас $80 сейчас на человека. При том что в россии почти вдвое больше. Если сравнивать с киргизией, у которой $7, то у нас вообще все нормально. Но в китае, где средняя заработная плата ниже, чем у нас, вкладов $650 на человека. В эстонии - $700, в польше - $1000. Надо конкурировать и достигать каких-то результатов. Ясно, что на это уйдет еще несколько лет. Просто сейчас такой приятный момент, когда те реформы, которые мы начинали шесть лет назад, дают первые, но весомые результаты.

Поэтому народ радуется. Я считаю, что ближе к середине 2003 г. Мы доведем вклады населения до $1,8 - 2 млрд - вытащим практически все у населения из заначек. А после этого уже такого быстрого темпа роста не будет. Тогда органически прирост вкладов населения будет зависеть от общего состояния экономики. /"Ведомости", 17 октября /.

"Альянс медиа".




















. . Кредит по паспорту до 500000 руб: . Маркетинг и продажи на результат. . Агентство недвижимости ОСКАР: . База квартир на вторичном рынке. . Acer Aspire S3: первый в России.