Статьи

Главная страница  >>   Новости





Почта сыграла в ящик.

Начальство нельзя посылать за границу - оно привозит нам оттуда худшее, что там есть. Телефонисты побывали в западной европе, кое-где увидели таксофоны на голой стене и стали крушить, опрокидывать все стеклянные кабины с аппаратами. Во всей стране сметали осколки! почтовики съездили в сша, узнали, что миллионы рождественских открыток американская почта не успевает разобрать за одну ночь, и увеличили контрольный срок пробега наших писем. Во все времена года...

Российская почта имеет славу черепашьей - самой неповоротливой в мире. Над ней смеются все. Даже молодые африканские государства ставят себе цель: опущенное в ящик письмо должно прийти в любую точку страны не позднее чем послезавтра. В россии такое было сто лет назад. Теперь же, когда в распоряжении почты не лошади, а грузовики и самолеты, скорости иные. Даже в москве открытка, посланная на соседнюю улицу, идет три дня.

В нынешний день смеха - 1 апреля - я провел соревнование почт нескольких стран. По моей просьбе утром этого дня российские корреспонденты в токио, лондоне и стокгольме опустили в ближайший от дома ящик по письму самим себе. Это же сделано было и в центре москвы. В трех зарубежных городах письма явились отправителям на следующее утро первой доставкой. В москве же было не до смеха: письмо пришло, как будто тащилось из далекой заграницы, - на четвертый день.

Только в россии вообще нет контрольного срока пересылки письма за границу! интересна мотивировка: дескать, наша почта не может отвечать за безобразия, творящиеся у коллег за кордоном: и заказное письмо, отправленное почти два месяца назад с главного московского почтамта в берлин (квитанция ? 313), до сих пор не прибыло по написанному на конверте адресу.

Складывается впечатление, что наша почта вообще тяготится своим прямым делом - пересылкой писем и доставкой газет. Презрение к газетам было высказано публично еще давно, когда высшие деятели отечественной связи побывали на очередном собрании всемирного почтового союза в швейцарии. Они приехали воодушевленные и всем рассказывали, что за границей почта вообще не занимается такой морокой, как доставка газет на дом. Но они плохо смотрели - там до сих пор их приносят!

почта ищет дело повыгоднее, чем продажа копеечных марок, пересылка писем и разноска газет. Чтобы вообще отвадить публику от этого занятия, она то и дело повышает тарифы на свои услуги. Еще недавно прежний начальник главного московского почтамта объяснял нерадение своих служащих теснотой в здании и требовал от властей расширения почтовых площадей. Он говорил, что еще дореволюционный почтмейстер жаловался на это.

Сейчас почтамт потеснился добровольно - за хорошие деньги сдал в аренду товарносырьевой бирже свой главный парадный зал, в который самих почтовиков теперь не пускают.

Почта вообще берется за любое дело, чтобы не заниматься почтой, но зарабатывать деньги. Сначала она норовила постоянно повышать цены на марки. Дошло до того, что не все служащие, сидящие за окошком, знают сегодняшний тариф - прежде чем ответить клиенту, они звонят кому-то по телефону. При этом даже копеечное повышение сразу уменьшило количество пересылаемых писем. В 1990 году было отправлено 4,4 миллиарда писем, а через два года охотников "полизать" марку стало в полтора раза меньше - 3 миллиарда. А американские рождественские открытки, вдохновившие нашу почту на безделье, приносят почте сша огромный доход - только в прошлый праздник их было 5 миллиардов!

раньше и наша почта с ее четырехкопеечной маркой была более прибыльным делом, чем даже выпечка пирогов. Ее рентабельность была рекордной: каждая четвертая копейка - чистый доход!

почта сделала все, чтобы мы перестали ее беспокоить. Причем не только бесконечными повышениями всех тарифов. Не хочется писать письма, зная, что им предстоит долгое лежание на холоде в синем уличном ящике. Письма там теперь лежат действительно до посинения - их стали вынимать один раз в день, хотя еще несколько лет назад почтовый пикап объезжал все ящики по четыре раза в сутки. Да и ящиков стало гораздо меньше - почтамт экономит бензин и хочет, чтобы мы ходили на своих двоих в поисках уцелевших.

Даже количество почтовых отделений в городе сократилось. Они сдаются в аренду, потому что тающей почте гораздо выгоднее иметь дело с арендатором, платящим за пристанище в долларах, чем с рублевым клиентом.

Дошло до анекдота: доставка газеты стоит гораздо дороже, чем весь ее выпуск - оплата труда журналистов, печатников, бумаги! представьте себе, что было бы, если бы, например, само изготовление обуви, костюма, кастрюли, компьютера стоило меньше, чем оплата одной доставки.

Но госкомсвязь, на совести которой судьба российских газет и журналов, до последнего времени добивалась еще большего повышения тарифов. Она думала, что, пользуясь своей незаменимостью, можно куражиться над читателем и редакциями без конца. Но несколько месяцев назад начались конвульсии.

Госкомсвязь как-то просмотрела, что у нее появились соперники. Только в москве образовалось 13 мощных агентств по доставке печати. Они расширяются и берут за ту же работу меньше, но, правда, оглядываются на почтовые тарифы.

А в самые последние месяцы объявился еще один охотник до прибыльного дела: министерство путей сообщения высказало свою полную готовность развозить газеты и журналы.

Случилось то, чего ни разу не было в славной истории почты: наполненные письмами, бандеролями и посылками, приготовленные к дальнему пути почтовые вагоны остались на станциях - их перестали присоединять к составу, как делалось извечно. Это можно записать в "книгу рекордов гиннесса": двадцать один день почта в стране бездействовала! миллионы людей напрасно волновались изза того, что нет весточки от дорогих и близких. Это действительно мировой рекорд. Бывало, что почта запаздывала во время войны, бездействовала из-за наводнений, пожаров, крушений. Но ни разу не было перебоев из-за ведомственной склоки: железнодорожники не желали тащить в составе поезда первый вагон из-за того, что с ними не расплатились.

Как рассказывал на прессконференции председатель госкомсвязи господин а. Е. Крупнов, первый раз восстание железнодорожников против почтовиков произошло на дальнем востоке. Господин крупнов один справился с забастовкой. Могучий государственный чиновник взял свое оружие, покорное только ему, - трубку правительственного телефона и пригрозил министру путей сообщения н. Е. Аксененко, что он немедленно отключает все служебные телефоны железных дорог. Знаете, подействовало:

почему же господин крупнов не вынимал своего страшного оружия три недели, когда вся страна томилась ожиданием писем и газет? впрочем, надо спросить не председателя госкомсвязи, а генерального прокурора: как могло случиться, что один человек - нет, два облеченных властью государственных служащих могли остановить на три недели почтовую жизнь всей страны?

впрочем, еще не поздно и сейчас разобраться в этом, чтобы такое не повторилось.

Министерство путей сообщения не скрывает своих корыстных целей: прослышав о великих заработках связистов, оно хочет вытеснить почту со своих рельсов ради очень прибыльного дела. Оно хочет проложить неведомые в мире пути, потому что всюду почтой занимается почтовое ведомство, а железными дорогами - железнодорожное. И лишь наши железнодорожники не понимают, что, как ни просто отправлять и получать почту, это все-таки определенная профессия, складывавшаяся столетиями.

К сожалению, она претерпевает вынужденные изменения, которые корректируют почтовую корысть, но дороговато обходятся подписчику. Оставшийся способ и не может быть совсем дешевым: пачки газет, журналов, книг развозятся по европейской части россии: грузовиками. Вплоть до урала. Кто бы мог вообразить, что после изобретения паровоза почту опять повезут по старинным трактам! автомобили, отравляющие воздух, все-таки не так скоры, как почтовый поезд, которому расписание открывает путь, - они застревают в пробках, ломаются. И вот появилось новое понятие: "газеты второго дня" - от автомобильной почтовой самодеятельности большего не потребуешь. А дальние регионы, куда автомобиль не пошлешь, оперируют даже понятием "газета прошлого месяца". Это - о ежедневной газете, у которой жизнь, как у бабочки, - один день!

великий английский сторонник приватизации маргарет тэтчер, считавшая, что экономика пойдет на лад только тогда, когда она вся попадет в предприимчивые частные руки, делала одно исключение - для почты. В высшем учреждении самой образцовой почтовой службы великобритании post office, штаб которой находится в непосредственной близости от букингемского дворца, мне с гордостью повторили слова, произнесенные бывшим премьер-министром: "будет приватизировано все кроме почты! она по-прежнему будет называться королевской".

Анатолий рубинов.

Чебоксарский выпуск "новой газеты".




















. Завершенность в каждой мелочи гибкая система скидок. . .