Статьи

Главная страница  >>   Новости





Пароль "таня", или один день "в шкуре" социального работника.

Место встречи с социальным работником и пароль были определены по телефону. Время истекало. Человека с зеленой сумкой на остановке "переулок шатурский" у газетного киоска не было. Вспомнила, что такой же есть на противоположной стороне, и перешла дорогу. Толпа, отдаленно напоминавшая очередь, топталась около него с пакетами и бидонами. Объект встречи заметила лишь тогда, когда народ хлынул к выруливавшей на пятачок около универсама машине с бочкой "молоко": по цвету сумки, количеству вынимаемых пластиковых бутылок различной емкости поняла, что это и есть татьяна паламарчук. Знакомились под струйки молока, заполнявшего тару, расчет с продавцом, переговоры паламарчук со своей коллегой, тоже заправлявшейся "топливом от буренки" для своих подопечных стариков...

Восемь литров "осели" в небольшой, но прочной сумке-мешке. Нести мне не доверили: мол, не такое еще видали - больше 10 литров приходится доставлять три раза в неделю. Рабочий люд к девяти часам еще не рассосался с остановки, но автобус штурмовать не пришлось. Начался отсчет адресов.

"Чоппа" - прозвучало в микрофоне. Мы поспешили на улицу и дальше - к высоткам. Притормозили у киоска n 64 с продукцией первого хлебокомбината, набивая целлофановый пакет хлебом - белым, "станичным", ржаным, батоном. Всего шесть булок. Надо на заказ значительно больше, позже поняла я. Но паламарчук так продумала свой маршрут, что докупает необходимое количество недалеко от дома опекаемого. Благо, хлебные киоски практически на каждой автобусной остановке.

Дом n 7 по улице чоппа. У скоростного лифта оказался противно скрипучий "голос". В квартиру n 103 звонили долго. Обитательница, похоже, плохо слышала. 85-летняя хозяйка открыла дверь в ночной сорочке, с головой, повязанной черным платком и надетыми поверх него двумя шапками. "Голова болит", - сообщила она. Суетливость да рассеянность выдавали возраст.

Доставка - литр молока и хлеб - была принята с благодарностью "тане-кормилице, которая лучше всех". А соцработник, не присаживаясь, все же не торопилась уходить, сделав запись в тетради хозяйки и отчитавшись по деньгам за покупки. Хозяйка торопилась выговориться: "спасибо государству, пенсию повысили как вдове участника войны до 1700 рублей... Дочка была недавно, помидоры принесла..." Выждав время, паламарчук напомнила: "анна ивановна, дорогая моя, что тебе принести в понедельник? посмотри, может, крупы у тебя закончились?.." Старушка направилась к шкафу - и забыла, что хотела, пока уточняла, когда таня пойдет платить за ее квартиру, да рассказывала о таблетке, которую ей дала соседка от головной боли. Наконец с заказом определились, в блокнот легла запись: порошок стиральный "лотос", две пачки гречки, хлеб и две упаковки чудодейственного тригана от головной боли. Добавив к остатку еще 50 рублей и проговорив, что у соцработника теперь аванс 88 рублей 50 копеек, попова закрыла за нами двери.

Снова лифт. "Седьмой не берет", - нажав кнопку на шестой, сообщила татьяна. И, едва он остановился, привычно подхватив оттягивающие руки сумки, поспешила вниз, по дороге рассказывая об опекаемых. Звонок. За 45-й - тишина, потом шаркающие шаги. Пароль "это я, таня" дверь открыл мгновенно.

Едва кивнув, хозяин в семейных трусах устремляется в комнату будить жену. Накануне татьяна успела рассказать, кто мы, поэтому прикинуться стажером не удалось. Старики поспешили с утренним туалетом: хотелось выглядеть получше. Выходили на свет по одному. Мария ефимовна заговорила о муже-фронтовике и бесплатных рецептах. И здесь удивилась неприхотливости пожилых людей, обременивших своего любимого соцработника просьбой доставить самое необходимое: хлеб, молоко, кефир. Впрочем, основная нагрузка на татьяну еще впереди. Заполнив заметно полегчавшую сумку очередной пустой бутылкой и наскоро попрощавшись, вновь жмем на кнопку лифта... На первом заглядываем в квартиру паламарчук, вчера закупившей продукты на заказ. Поклажа вырастает, как говорят железнодорожники, до трех мест.

Быстро пересекли двор, оказавшись у дома n 3 по улице чоппа. Можно сказать, повезло татьяне с адресами: к подопечным своим она далеко не ходит - все четыре дома рядом.

В 187-й задержались надолго. Опорожнив сумки, присели на табурет. Римма павловна, немного посетовав на здоровье, головную боль, попросила принести в следующий раз курицу, фарш, хлеб, яйца. "Возьми с десяток в ведре, на заказ купила, - предложила паламарчук. - Нам все равно на рынок идти покупать". Отдав еще килограмм поклажи, наблюдала, как работает татьяна.

Зная капризность, забывчивость и подозрительность пожилых людей, по дороге пытала человека, почти 10 лет проработавшего с этой категорией.

Расспрашивала с пристрастием: не у всех хватает терпения на собственных родителей, а здесь - чужие старики. Можно, разумеется, сцепив зубы, улыбаться. Хотя дежурные фразы быстро себя выдадут. "Да я воспитателем много лет проработала. Со стариками, как с детьми, разговариваю. Была, правда, одна бабулька, все пыталась диктовать мне, где покупать продукты".

Со стороны общение не выглядело партнерским. Говорили, что старый с малым. Только тот, кто помоложе, был терпимее. И все старался разжевать подробно, не повышая голоса и без тени раздражения. Римма павловна разложила перед татьяной квитанции за квартиру. Та достала калькулятор. Сумма, подсчитанная хозяйкой карандашом на бумаге, не сходилась с той, что выдавала электроника. Дважды набивала татьяна цифры, а они упрямо не стыковались с выведенными на листке старушкой. Я бы, наверное, вспылила, а татьяна:

"давай, моя хорошая, на бумаге посчитаем..." Плюсовала указанные в квитанции суммы вначале за апрель, потом за март, пока не "сошлось с ответом".

Целлофановый кармашек паламарчук распухал от рецептов, квитанций по плате за квартиру, полученных денег, записей заказов, а она все писала, писала, проговаривая вслух за движением шариковой ручки всю информацию, заносимую в тетрадь. Опыт подсказывал: на память надеяться нечего. Да и что написано пером...

"К маме моей идем, - полушутя сообщила татьяна, когда мы приблизились к дому n 22а по той же улице. - Чужой мне человек - мария маркеловна даренских - меня дочкой величает. Ну а я в ответ ее - мамой". Наигранности и лицемерия в словах приветствия и поцелуе, которым, кстати, и меня одарила хозяйка (правда, уже при прощании), не было. "Дочка пришла... Проходи, доченька, в мою комнату", - улыбалась старушка. А в ответ: "как себя чувствуешь, моя хорошая? как делишки, мам? что тебе принести, моя золотая?.." Не одинокая оказалась старушка, которой минул 81 год. Четыре сына, 10 внуков да четыре правнука. Живут только в разных частях города. А забывать не забывают - навещают. Вот и в день нашего визита один из сыновей пришел, чтобы постирать маме белье. Не выходящему на улицу человеку много не надо - набор заказанных продуктов был почти как у всех, с той только разницей, что лекарство другое.

"Чоппа, 22, - сообщила с легкой одышкой татьяна. - Здесь у меня несколько человек. Кое-кому я вчера продукты доставила". Потом заколебалась - заходить или нет: не все было закуплено. Но... Не носить же с собой хлеб и молоко, тем более что предстоял поход на рынок и в аптеку на комсомольской площади. Снова лестничные пролеты, одинаковые в своей убогой обшарпанности, с запахом кошек подъезды и лифты.

На пути к другому подъезду, где жила еще одна опекаемая, паламарчук предупредила: "не пугайтесь - здесь не чисто. Баба шура больна и питается с помощью трубочки через живот. Препараты мне от насекомых заказала". Дверь открыл здоровенный амбал. Поняла - сын. Миновав "карман", очутились в квартирке, убого обставленной. Мужчина тут же увалился на кровать. С другой поднялась сухонькая старушка и, согнувшись, повела нас на кухню.

Карамельки, сахар, молочко из квартиры паламарчук были для бабуси. Задерживаться не стали, пообещав после рынка доставить ей яйца, сделать запись и рассчитаться.

Снова автобус и очередная остановка "фермерский рынок". Посетовав, что цены на репчатый лук подскочили, паламарчук, заглянув в список заказов, купила килограмм. Затем придирчиво посмотрела на свет растительное масло на витрине и подала пустую бутылку. Не задерживаясь в приятной прохладе помещения, поспешили к прилавкам на улице. Порадовавшись, что в наличии яйца двух сортов - а значит, угодит сразу двум бабулькам, - татьяна вручила продавцу ведро. Не отвлекаясь ни на минуту, частила: "какие яйца положили вниз? желтые? хорошо... У них скорлупа тверже. А то однажды белые вниз попали - подавила все..." С шуткой насчет недостатка кальция у несушек нам вручают полное ведро. Сорок штук хорошо потянули в руках.

А мы вновь на автобусной остановке: баба шура кабирова ждала. Картина повторилась один к одному: дверь также молча открыл рослый мужик и также упал на кровать. Старушка, пока я выкладывала яйца в кастрюльку, а соцработник "сводила концы с концами", шепотом рассказывала, какой у нее 47-летний сынок: "пьет... Не работает. А молоко, яйца, хлеб - дай. Пенсию тане отдаю. Иначе все вытянет - бить будет...".

ЗА нами давно закрылись двери, а мы все вспоминали 83-летнюю бабу шуру, пытавшуюся спастись от сына самоубийством. Смерть не взяла, а калекой осталась. Много ли ей теперь надо через трубочку? все бугай подъедает.

Знакомый четвертый маршрут прибыл быстро. До аптеки на комсомольской площади, где паламарчук обычно покупает лекарства для стариков по платным рецептам, было далеко. Мы наконец приземлились на сиденье. Но и в транспорте разговор о том, как и где добываются продукты, где цены ниже, не прекращался.

Она говорила, а я соизмеряла ее заработную плату в 600 рублей с той суетой, из которой складывается рабочий день татьяны. Бог с ним, с утром : соседский старичок сам идет в восемь часов очередь за молоком занимать к универсаму и ей заодно. Страшнее всего магазины и тяжеленные сумки, которые приходится набивать по нескольку раз в день (особенно, когда подопечным пенсию выдадут). Это ж какое терпение надо иметь, чтобы спокойно стоять на автобусной остановке, не дергаться под наплывом толпы в общественном транспорте, оберегая чужие яйца и придерживая на весу авоськи, набитые до отказа курами, фаршем, мукой! покупает-то на 14 человек не по одному килограмму! а преимущества профессии - бесплатный проезд да улыбки пожилых людей, которые ждут не дождутся свою таню. Мне повезло: большую часть продуктов она разнесла по домам раньше. А татьяна частенько прихватывает помимо понедельника, среды и пятницы (когда по графику идет доставка продуктов) другие дни недели. Сюда надо приплюсовать кабинетную работу, когда у клиентов тани возникают вопросы по начислению пенсий, коммунальным платежам, оформлению всевозможных документов. Лекарства, кстати, доставляются в любое время дня.

За разговором не заметила, как доехали. Аптека, к счастью, располагалась рядом с автобусной остановкой. Присев на скамью, паламарчук достала заметно "поправившийся" к концу маршрута от бумаг пакет. Отобрала рецепты и направилась к окошечку. Теофедрин, ампициллин, кофеин, аспирин, бронхолитин и прочие препараты по платным, бесплатным рецептам и просто заказам стариков. Всего на 114 рублей.

Сбилась со счета, сколько денег паламарчук в этот день израсходовала, на какую сумму ее авансировали, сколько выдали на подотчет или плату за коммунальные услуги. "Это проще простого, - успокоили меня. - Главное - все записано". Мой рабочий день оказался не длинным - до 13 часов. Но что интересно, усталость давила. Уже в 15 часов захотелось домой - на любимый диван.

Ирина бережная.




















Сайдинг - 134 р/м2: . Виниловый сайдинг Tecos. . . Интернет-бизнес: . Бизнес-обучение. Курсы. . Столбы для забора. .