Статьи

Главная страница  >>   Новости





Чп российского масштаба.

Не так давно председатель госкомитета по телекоммуникациям а.Е. Крупнов похвалялся, как он один всю страну спас. А случилось вот что. Дальневосточные железнодорожники отказались подцеплять почтовые вагоны, потому что связисты с ними не расплатились. Их поддержали другие железнодорожники. Три недели между ведомствами шло настоящее сражение и почтовые отправления по стране были парализованы. Тогда крупнов позвонил в мпс и пригрозил отключить все служебные телефоны железных дорог. Подействовало. На следующий день почтовые поезда отправились в путь.

Кто-то из журналистов по этому поводу заметил, что такой случай, чтобы почта остановилась на несколько недель, стоило бы занести в книгу рекордов гиннесса. Подобного не могло случиться и в африке. А у нас могло. Понес ли хоть кто-нибудь за это наказание?.. Почему чиновник в ранге министра не позвонил в мпс сразу, в тот самый день, когда началась забастовка? что выжидал все это время? почему чп российского масштаба сочли за недоразумение, казус и просто не заметили?

письмо шло... Полгода.

Несколько лет назад довелось мне брать интервью у одинокой пожилой женщины, сельской труженицы. Оставил ей адрес: "при случае, мария ивановна, черканите письмишко".

Через год пришло от нее письмо. На нескольких тетрадных листах в клеточку - вся нелегкая жизнь моей героини. А в углу подпись мелким, еле разборчивым почерком: "врачи прописали лекарство, да у нас его не достать...".

ПОлучив письмо, я помчался в аптеку и на следующий день уже ехал в поезде...

Каково же было мое удивление, когда на месте ее избушки на курьих ножках я увидел огромный недостроенный дом.

Постучал в соседнюю калитку:

- а где ж баба маша?

- мария наша три месяца как померла, - тяжело вздохнув, произнесла старушка в штопаной телогрейке.

И только тогда я взглянул на штемпель. Из курской области до москвы письмо шло... 183 дня.

Эту историю я рассказал владимиру булгаку, вице-премьеру, теперь уже бывшему, на одной из его пресс-конференций. Он покрутил конверт в руках и, сняв очки, сказал: "жаль старушку, но наказывать некого...".

ЗА потерю или доставку обычного письма с опозданием у нас наказание не предусмотрено. Да и сроки этой самой доставки нигде в российском законодательстве не оговорены. Другое дело на западе. Там за опоздание одного письма всего на один день начальника почты нередко отстраняют от работы. У нас же, задержись письмо хоть на неделю, хоть на год, хоть пропади вовсе, спросить не с кого - ни по совести, ни по закону. Тем более теперь, когда услуги и нашей, российской связи стали подгонять под евростандарт.

Вот тебе, бабушка,и евростандарт.

Какой смысл авторы федеральной программы "развитие почтовой связи в рф", составленной с прицелом на xxi век, вкладывали в понятие "европейский стандарт" - остается загадкой. Ведь ни о качестве почтовых услуг, ни о доставке корреспонденции - главных бедах нашей почты - речи в ней не идет.

Меньше чем за год наши обычные почтовые конверты превратились в необыкновенные, по виду стали походить на французские, итальянские или английские. В россии появились ускоренная, транзитная, электронная почта и даже почтовые кредитные пластиковые карты, как в швейцарии или америке - для богатых...

Для бедных остались простые письма и проржавевшие почтовые ящики, число которых заметно поубавилось...

Письма стали застревать в пути неделями, почтовые переводы - месяцами. Чтобы получить несколько сот рублей из москвы, бедным курянам, белгородцам, самарянам приходится стоять в очередях по нескольку дней, а то и недель. По дороге к адресату долгожданные деньги кругами ходят в коммерческих банках и с большим трудом добираются до почтовых отделений. И это уже никого не шокирует...

За годы рыночных реформ делегации почтовиков посылали за границу, как у нас водится, за опытом. После одной из таких поездок в сша резко повысились цены на почтовые услуги. После второй - в швейцарию - во всех отделениях связи появились поздравительные открытки из германии и сша, флаконы импортных духов, кремы, карандаши, памперсы, сникерсы и прочая дребедень.

Как только почтовикам разрешили торговать, сдавать помещения в аренду, разносить воду пенсионерам, пасти коров, дежурить в больницах - подрабатывать, число отправлений по сравнению с 1990 годом сократилось вдвое. Отделения связи на селе стали больше напоминать коммерческие ларьки, бутики. Почтовые работники - торговцев бытовыми и промышленными товарами, а почтальоны - агентов по доставке в глубинку всякой всячины. В их сумках теперь не письма и газеты, а хозяйственное мыло, стиральные порошки, ручки, школьные тетрадки.

А занялись "коммерцией" почтальоны не от хорошей жизни. Многие из них не видят зарплаты годами. Оплата их труда по-прежнему напрямую зависит от числа отправлений. А отправлений порой не набирается на ставку одного почтальона даже в городах. Да и откуда им взяться, отправлениям, если сегодня даже в подмосковье на весь район выписывают не больше десятка газет. Многие и рады бы побаловать родных гостинцами, да по новым правилам запрещено пересылать по почте не только новые вещи, но и конфеты, сухари, не говоря уже о копченых колбасах и варенье.

Почтовикам стало совсем худо, когда городские и районные узлы связи разделили на несколько самостоятельных организаций - акционерных обществ. Междугородка отошла к узлам электросвязи, доставка телеграмм - телеграфам, доставку пенсий передали коммерческим банкам, социальные пособия - департаментам соцзащиты. А за доставку газет взвинтили такую плату, что подписчики ужаснулись, а редакции отказались от услуг почты и занялись рассылкой своих изданий сами.

Из года в год федеральная служба почтовой связи постепенно превращалась у нас в бедную падчерицу, до которой никому нет дела. А ведь совсем еще недавно, при социализме, рентабельность почтовых конвертов у нас была выше, чем выпечка сладких булочек или пирогов. Почтовая служба кормила государство. А что теперь?

обгоняя почтальона с латаной сумкой через плечо, мчатся по ухабистым сельским дорогам на бронированных машинах банковские работники - пенсии везут, вслед за ними на дребезжащих "уазиках" развозят социальные пособия соцработники, крутят педали велосипедов телеграфисты. То, с чем управлялась раньше одна почта, теперь не могут осилить десятки служащих разных организаций. Кому от этого хорошо? банкам, чиновникам, число которых растет...

Как тэтчер спасла королевскую почту.

Чиновники государственного комитета по телекоммуникациям, в ведение которого передана теперь федеральная служба почтовой связи, о бедах почты знают. Но продолжают стоять на своем: почтовой связи поможет рынок. Ведь не случайно, рассуждают они, именно при маргарет тэтчер, ярой стороннице частного капитала, английская почта - post office, главный штаб которой находится в непосредственной близости от букингемского дворца, в середине восьмидесятых удивила мир своим академизмом и особым, изысканным, отношением к клиенту. И это чистая правда. Но не вся.

"Железная леди", ярая сторонница частного капитала, с первых дней своего правления с гордостью повторяла: "будет приватизировано все, кроме почты!" кроме почты...

Не только в англии, но и во всем цивилизованном мире отношение к почте особенное. Ее берегут как священную корову. Почтовая карета с гербом - символ процветания и спокойствия многих государств. И хотя на западе предпочитают общаться друг с другом через интернет, почтальона по-прежнему ждут.

У нас в стране отношение к почте особенное. Для миллионов россиян, обобранных и униженных государством за годы реформ, конверт с маркой - порой единственная возможность дать миру знать о себе из далекой глуши. И когда закрывают отделения связи, особенно на селе, разве не плюют тем самым в души людей, которые своим трудом создавали богатства, со страшной силой расхищаемые теперь у них на глазах?




















Пеноблоки цены черноголовка. . .